Exit

Уроки онлайн

Уровень

Что такое медиаобразование?

Что такое медиаобразование?

08.10.2013

Десять лет назад, в сентябре 2003 года, я оказался в Швеции как раз в тот день, когда вся страна определялась: вступать ей в зону Евро или нет? Это было воскресенье, день общенационального референдума. Стокгольм кипел: плакаты, призывы, пикеты.

На каждом углу молодые люди вручали нам буклеты, листовки, значки, на которых было обозначено «Ja!» или «Nej!».  Вернувшись в отель и включив телевизор, я увидел, как представители  политических партий излагали свои позиции. Все шведские газеты вышли с дискуссионными материалами, привлекающими внимание огромными заголовками.

Коллизия (развивающаяся и сейчас) заключается в том, что правительство, следуя обязательствам перед Евросоюзом,  настаивает на введении Евро, а политические партии обязательным условием выдвигают свободное волеизъявление народа. В тот день шведы сказали Евро «Нет!». И правительство ничего не может сделать. Диковинно это для нас, не так ли?

22 сентября этого года в Швейцарии состоялся общенациональный референдум. Там вообще, как что, – сразу референдум. Вся нация голосует по вопросам, которые могут быть очень важными, а могут показаться нам не заслуживающими внимания. Но такова историческая традиция этой страны: прямая, непредставительная демократия, основы которой были заложены еще Жаном Жаком Руссо.

Так вот, на этот раз были вынесены такие вопросы: 

- Отмена обязательной службы в армии;

- Принятие поправок в закон «Об эпидемиях», чтобы федеральные власти могли проводить принудительную вакцинацию некоторых профессиональных и социальных групп в случае острой необходимости;

- Изменение трудового законодательства с целью позволить магазинчикам на автострадах нанимать дополнительный персонал для ночной работы.

Изменение касалось 24 магазинов, которые получили бы разрешение торговать круглосуточно. Но это оспаривалось профсоюзами, выступающими против такого «размывания» социальной защиты трудящихся.

И что же? 73,2% швейцарцев высказались за сохранение всеобщей воинской повинности, 60% – за принятие поправок в  закон об эпидемиях, и 55,8% - за открытие ночной торговли на автострадах.

Роль СМИ при этом заключалась в том, чтобы каждый мог защитить свой выбор: теле- и радиостанции предоставляли всем равное эфирное время, газеты же, в зависимости от позиции владельцев, агитировали за то или иное решение.

А вот вам пример из другой жизни. С 1-го октября в Беларуси повышены цены на отопление и газ для населения. Но постановление правительства об этом было опубликовано… 2-го октября, задним числом. Спасибо, хоть уведомили, сердечные. Могли бы и не сообщать, какая разница?

Не сообщали нам о последствиях аварии на Чернобыльской АЭС, не информируют и о том, как строится Островецкая. А уж о девальвации 2011 года нас прямо вводили в заблуждение. На самом высоком уровне. Независимые экономисты подсчитали, что каждая минута новогоднего поздравления президента белорусскому народу обошлась этому самому народу… потерями в размере около 300 тыс. долларов.

И о реализации многочисленных государственных программ нам не сообщают, хотя на них уходят колоссальные средства. Посмотреть, так мы уже давно могли бы жить в раю: и экология, и медицина, и образование, и дороги, и даже чистая вода – всё предусмотрено государственными программами.

Но миллиарды долларов (!) куда-то уходят, пятилетка за пятилеткой, а мы живем всё также. И кто нам сообщит, в чем же дело, куда конкретно ушли деньги и кто за это ответил (ответит)? Нет ответа. Потому, что некому это выяснить и доложить народу.

Вот почему свободу слова (информации) считают основой всех других свобод. А прессу – ее сторожевым псом. Если этот пес спит – то дом разорят. Внешние враги или внутренние воры – не имеет значения. Дома не будет, это точно. Всё настолько важно, что еще двести лет назад именно принцип всеобщей гласности американцы положили в основу своей Конституции.

Один из  ее авторов,  третий президент США Томас Джефферсон по этому поводу высказался так: «Если бы мне пришлось выбирать между государственными органами без прессы и прессой без государственных органов, я выбрал бы второе».

Вот так вот, безо всяких скидок. Можно вспомнить, что и у них, у американцев, были тяжелые времена. И война за независимость, и гражданская война Севера и Юга 1861-1863 годов. Именно пресса стала основным каналом примирения нации, еще недавно расколотой до основания. Или во время Великой депрессии 1930-х годов, когда президент Рузвельт в своих «Беседах у камина» говорил с нацией начистоту, радио переживало свои звёздные часы.  

У нас, в Беларуси, сейчас и раскол нации, и великая депрессия.  Но никто ни с кем не разговаривает, а всё глубже уходит в себя. А медиа всё трещат и трещат, работают политическими репродукторами, мало заботясь о том, слышат ли их вообще.

Осмелюсь перефразировать великого американца применительно к нашим условиям: «Нам не приходится выбирать: свободная пресса сейчас важнее любых государственных органов».

Тут желательно бы не отягощаться чисто белорусским синдромом: «опять у нас всё не как у людей!»

Проблемы с исполнением средствами массовой информации своей роли возникают периодически в той или иной стране. Но, как правило, они становятся предметом общенациональных дискуссий и действий: запросов в парламент, манифестаций, массовых выступлений.

В канун 2000 года десятки тысяч чехов вышли на площадь перед национальным телевидением, чтобы не допустить назначения на пост руководителя службы информации человека, не отвечающего этой должности ни по деловым, ни по моральным качествам. Это был настоящий политический кризис.

С той или иной мерой остроты и масштабности такие случаи бывают  регулярно, и в самых развитых, цивилизованных странах мира.  Происходит это именно потому, что прессу там считают национальным достоянием не только сами журналисты, не только политики или общественные деятели, но и само население. Оно хорошо знает, для чего ему СМИ и как они устроены.

Именно в СМИ население находит оперативную, полную и достоверную информацию о том, что в действительности происходит. Именно через медиа разные социальные группы доносят до всей нации, чего они на самом деле хотят и за что будут бороться. Если же журналисты не выполняют этих своих функций распространителей фактов и передатчиков мнений, то активное население «поправляет» и  прессу, затевая против нее суды и различные общественные слушания.  Или берет функцию информирования на себя – с большим или меньшим успехом.

Но, чтобы все это делать с толком и результатом, общественные организации квалифицированно анализируют собственные медиа. Эту квалификацию они получают уже на школьной скамье, потому что в большинстве  цивилизованных стран медиаобразование стало обязательным предметом в школах, колледжах, вузах. С конца 90-х годов, когда  медиаобразование было повсеместно введено, уже выросло поколение европейцев, способных использовать медиа с максимальной пользой.  

Медиаобразование потому и ввели, что поняли: СМИ тоже надо ставить под контроль грамотного, образованного населения. 

По определению ЮНЕСКО, «медиаобразование является неотъемлемой частью прав гражданина любой страны мира на свободу самовыражения, права на информацию и является инструментом поддержки демократии...

Оно обеспечивает человеку знание того, как:

- анализировать, критически осмысливать и создавать медиатексты;

- определять источники медиатекстов, их политические, социальные, коммерческие и/или культурные интересы, их контекст;

- интерпретировать медиатексты и ценности, распространяемые медиа;

- брать соответствующие медиатексты для создания и распространения своих собственных медиатекстов и обретения заинтересованной в них аудитории;

- получить возможность свободного доступа к медиа как для восприятия, так и для продукции».

 

По решению ЮНЕСКО, медиаобразование внедрено в национальные учебные планы государственного и частного, системы неформального, дополнительного и пожизненного образования.

Источник: http://mediakritika.by/article/1512/chto-takoe-mediaobrazovanie